недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/НовостройкиВторичнаяГород

Пусть всегда в квартире будет солнце! Ну или хотя бы иногда…

154 554 2
Пусть всегда в квартире будет солнце! Ну или хотя бы иногда…
Для физического и психического здоровья людям нужны свежий воздух и солнечный свет. Этот вывод, к которому еще 100 лет назад пришли врачи, должны учитывать нормы строительства зданий. Циан.Журнал разбирался, почему инсоляция так важна для городских жителей и как обстоят дела с количеством солнечного света в новостройках.

В этом нам помог архитектор, врач-гигиенист, преподаватель курса архитектурной светологии МАрхИ Юрий Поповский.

В битве между врачами и девелоперами побеждает цена

Бо́льшую часть своей жизни современный человек проводит в помещении — дома или на работе (если, конечно, он трудится не на открытом воздухе). Среди девелоперов и части архитекторов бытует мнение, что людям не так уж и нужно солнце в квартирах, особенно если домой они приходят только переночевать. Нормы по инсоляции жилья они считают «пережитком» советской эпохи, методом борьбы с туберкулезом, потерявшим в XXI веке свою актуальность.

Между тем Россия до сих пор входит в список стран с неблагоприятной ситуацией по этому заболеванию. А к нему за сотню лет добавилось еще множество неприятных недугов, заканчивая «новинкой» — ковидом. Так что санитарная роль солнечного света актуальности не потеряла.

«Даже если человек весь день проводит не в квартире, в это время солнце, как усердная домработница, очищает его дом от вирусов и бактерий. И даже стеклопакеты на окнах ему не помеха: того ультрафиолета, что проходит сквозь стекла, хватает на то, чтобы санировать помещение», — подчеркивает Юрий Поповский.

Естественное освещение — это солнечный свет, попадающий в дом через окна. Он может быть прямым, рассеянным светом небосвода или отражаться от фасада дома напротив. Достаточный уровень естественного освещения позволяет днем не включать электрический свет, даже если погода пасмурная или ваши окна выходят на север. А инсоляция — это когда в вашу квартиру попадают именно солнечные лучи.

Каждый из этих параметров регулируется отдельным документом. Для инсоляции это санитарные нормы (СанПиН). Для естественного освещения — свод строительных норм и правил (СП, СНиП).

Часы инсоляции легко конвертируются в метры — расстояние до соседнего дома. Санитарные нормы — практически единственное, что не позволяет на дорогой столичной земле поставить здания так, чтобы передавать через окно соседям из дома напротив соль и спички.

Четко по минутам, как в солярии

При проектировании новых домов просчитываются нормы инсоляции и естественного освещения жилья. Они должны соблюдаться даже для самой затененной однокомнатной квартиры на первом этаже. Если у жителя, к окнам которого стремительно приближается новый дом, или у новосела свежепостроенного ЖК возникнут сомнения в том, что нормы соблюдены, они вправе затребовать у застройщика проектную документацию.

Другой вариант — заказать за свой счет независимую экспертизу, цена вопроса — от 10 тыс. рублей в зависимости от количества комнат. Если нарушения подтвердятся, вопрос придется решать в суде — на это тоже понадобятся силы и средства.

Продолжительность инсоляции рассчитывают с помощью так называемой «инсоляционной линейки». Нормы не предполагают, что вся квартира должна быть залита светом. Расчеты производят в точке, находящейся очень близко к окну — грубо говоря, если солнечный луч перешел за переплет окна, это уже считается инсоляцией. Для двух–трехкомнатных квартир достаточно, чтобы солнце попадало только в одну комнату.

Допускается, чтобы солнце было в квартире не непрерывно, а проглядывало сначала с одной стороны дома напротив, потом — с другой (не менее часа каждый «сеанс»). За это жильцам полагается бонус от проектировщиков в виде дополнительных 30 мин инсоляции. Всё четко по минутам, как в солярии.

Уровень естественного освещения рассчитывается по формулам, но в условиях сложной застройки лучше сделать замеры на месте. «Один человек с люксметром находится в помещении, второй — на улице на открытом пространстве либо на крыше, — объясняет Юрий Поповский. — Замеры производят в пасмурную погоду при 10-балльной облачности. В помещении прибор кладется на пол, в кухне — в центре, в жилой комнате — либо в центре, либо в глубине в зависимости от количества комнат в квартире. С одного прибора получают данные освещенности в помещении, а с другого — на улице. Разделив одно на другое и умножив на 100, мы получим коэффициент естественной освещенности и определим его соответствие нормативам».

Как отмечает архитектор Юрий Поповский, за соблюдением норм по инсоляции и естественному освещению довольно строго следит экспертиза. Но сами нормы сейчас таковы, что даже при самой плотной застройке в них сложно не уложиться.

Сангигиена и Ле Корбюзье

Борьба за светлые помещения началась еще в конце XIX века. Развитие промышленности и рост населения в городах ухудшили условия жизни рабочих заводов и фабрик. Людей селили скученно — в бараки и подвалы без окон, где любая болезнь распространялась молниеносно. Тогда и появились первые рекомендации по естественному освещению домов, размеру оконных проемов и расстоянию между фасадами.

«В 30-х годах ХХ века на Международном конгрессе архитекторов в Афинах знаменитый Ле Корбюзье обозначил требование к качественному жилью: солнце должно освещать дома не менее трех часов в день! — продолжает Юрий Поповский. — Планы архитекторов по созданию зданий, отвечающих этим принципам, нарушила Вторая мировая. И полноценно к вопросу инсоляции вернулись только в послевоенные годы, когда восстанавливались разрушенные города. В нашей стране в это время появилось два норматива: по естественному освещению и инсоляции жилых помещений. При проектировании нового здания нужно было учесть оба параметра».

Если строительные расчеты освещения менялись с годами минимально, то «солнечные» СанПиНы со времен Ле Корбюзье претерпели значительные метаморфозы.

Минус солнечный час за сорок лет

Первые СанПиНы по инсоляции появились в СССР в 1963 году, по ним солнце должно гостить в квартирах непрерывно по три часа в сутки. В начале 1980-х годов в столице массово застраивались новые районы. Как объяснил Юрий Поповский, в этих условиях обеспечение трехчасовой инсоляции существенно удорожало строительство: ведь это означало увеличение не только расстояния между домами, но и площади дорожного покрытия, протяженности инженерных коммуникаций.

Поэтому нормы 1980-х годов уже допускали в центральной части страны либо непрерывную инсоляцию два с половиной часа, либо три часа, но с перерывами. А в сложных градостроительных условиях (например, при строительстве в центре города) разрешалось «отнять» еще полчаса солнечного света.

Следующие изменения в СанПиН были внесены в начале 2000-х, срок пребывания солнечных лучей в квартире уменьшился еще на полчаса и составил два часа для Центральной России. Но представители строительного бизнеса все равно были недовольны нормами инсоляции — это мешало точечной застройке.

Под давлением застройщиков в 2017 году СанПиН снова был изменен. Поскольку сократить «солнечные» часы казалось некуда, решили изменить расчетное время. Раньше инсоляцию квартиры измеряли по состоянию на 22 марта и 22 сентября. А с 2017 года — по состоянию на 22 апреля и 22 августа, когда солнце стоит выше, и его лучи легче попадают в окна.

В октябре прошлого года под СанПиНом по инсоляции появилась пометка об отмене с начала 2021-го. При этом информации о выходе нового документа не было. Строители и архитекторы на какое-то время замерли в недоумении: как же рассчитывать проекты новых домов? Но отмену СанПиНа сначала перенесли с января на март, а затем выпустили новый свод правил.

Он регламентирует безопасность всех аспектов среды обитания человека — от качества песка в песочнице до предельного уровня инфразвука на рабочих местах. Нормы инсоляции жилья в него также вошли — и, к счастью, не изменились в меньшую сторону: для центральной части России они по-прежнему составляют минимум два часа в сутки.

Всё ближе и ближе

Каждые изменения СанПиНа по инсоляции на протяжении последних 50 лет позволяли строить дома ближе и ближе. Самой «солнечной» стоит назвать застройку 1960-х годов. Но дома тогда были сравнительно невысоки, поэтому между домами оставляли всего 30–50 м при параллельном расположении фасадов. За это хрущевки в свое время нещадно ругали люди, в них проживающие. Зато 9–14-этажные дома, построенные в Москве в 1960–70-е годы, могли похвастаться отменными видами из окон и большими расстояниями между корпусами.

В конце 1970-х Москва значительно выросла вверх — появились первые 16-этажки. Нормы инсоляции в 1980-х уже подсократили, но городская застройка оставляла между башнями типа П-43 или И-209а примерно 100 м, а шахматное расположение корпусов позволяло жильцам обозревать окружающий ландшафт.

Изменения в СанПиН начала 2000-х позволили втиснуть между слишком широко (на взгляд градостроителей) расставленными старыми домами еще парочку новых.

По современным нормам допускается, чтобы два многоподъездных 20-этажных дома, расположенных один с южной, другой — с северной стороны, стояли в 60 м друг от друга (почти так же близко, как хрущевки). А если это дома-башни, то их реально поставить на расстоянии 5–10 м друг от друга, и это будет укладываться в требования СанПиНа.

С начала 1960-х нормы инсоляции уменьшились всего на один час, но это позволило строить дома почти в два раза ближе. Например, если представить квадратный двор-колодец из домов в 10 этажей, в 1960-е он мог бы быть 45×45 м; в 1980-е — 45×35 м, а сейчас — 27×22 м. Причем встретить такой маленький двор советской постройки в Москве практически нельзя: они строились гораздо шире минимальных параметров. А современный ЖК, где в 20 м напротив — соседские окна, найдется запросто.

Кроме норм инсоляции раньше существовали еще и нормы плотности застройки: сколько населения должно приходиться на определенную площадь в зависимости от типа территории, сколько должно быть газонов, детских площадок, дорог, автостоянок и т. д. Эти нормы работали до 1990-х. Сейчас этот показатель нормативно размыт, и грамотный застройщик владеет технологиями его обхода, говорит Юрий Поповский.

«Естественно, девелопер хочет на заданном участке земли построить максимальное количество квадратных метров. Что удивительно, с желанием застройщика очень часто совпадает желание потребителя. Всегда найдется покупатель на дешевое, пусть и очень плохое жилье. Если разрешить людям проживать в подвале или на парковке, найдется тот, кто это купит, повесит занавесочки, поставит ведро и будет жить. Разрешать ли жить в таких условиях — вопрос государственный, от условий жизни зависят и демография, и работоспособность, и эпидемиологические риски, в том числе и для более благополучных жильцов», — уверен эксперт.

«Дети подземелья»

Сейчас самая плотная и затененная застройка — в комплексах апартаментов. Ведь официально они пока не считаются жильем. Юрий Поповский обращает внимание, что чаще всего это довольно неплохие проекты с точки зрения архитектуры. По его мнению, не зная строительных или санитарных норм, разницу с жилыми помещениями легко и не заметить.

Но по сути апартаменты — это гостиничный фонд, там должны жить здоровые люди, которые днем находятся на работе и приходят только переночевать. Болеть, воспитывать детей или находиться человеку пожилого возраста с ограниченной мобильностью в них уже нельзя, полагает эксперт.

«У какой-то доли населения после этого возникнут проблемы со здоровьем. Причем не сразу, а в отдаленной перспективе. И уловить связь между ущербом для здоровья и условиями проживания способны только длительные исследования с участием больших групп населения. Подобные исследования проводились у нас в 1960–70-е годы, но, к сожалению, в наше время они невозможны», — говорит Юрий Поповский.

В столице в год бывает не более 100 солнечных дней — казалось бы, москвичи должны жадно ловить каждый лучик. Если к солнцу кто-то и относится равнодушно, то отсутствие приватности — это главный раздражающий фактор городской жизни. Просто некоторые готовы с этим смириться, если нет денег на другое жилье или если им сделают хорошую скидку.

«Вид из окна является необходимым фактором и критерием качества жилья, но он, к сожалению, никак не нормируется. А солнце является естественным регулятором плотности застройки», — уточняет наш эксперт.

В условиях тесной застройки жильцы защищают свою приватность, даже в дневное время на окнах — плотный тюль или гардины. В таких условиях в дом попадает еще меньше света. А в пасмурную погоду и вовсе приходится сидеть с зашторенными окнами и включенными лампами. Постоянная жизнь за занавесками нарушает биологические ритмы, человек перестает отличать день от ночи, не высыпается. А зашторенное окно замыкает пространство, это давит на психику.

Недостаток солнечного света приводит к дефициту витамина D, а это в свою очередь — к общей утомляемости, остеопорозу, проблемам с зубами, гормональным нарушениям, бессоннице, депрессии. Условия проживания сильно влияют на жизнь и здоровье.

Наступление и бегство

Остается надеяться, что покупатель не отдаст несколько «лишних» миллионов (чаще всего взятых напрокат у банка) на квартиру с видом на соседнюю стену. Но если учесть стоимость столичного жилья, то надежды эти призрачны: большинство россиян будут готовы купить то, на что у них хватит денег, даже если это будет «горница без окон и дверей», зато в Москве.

Уповать на архитекторов, которые откажутся поставить свое имя под проектом, за который потом им будет стыдно, тоже не стоит. Ведь если они не будут выполнять требования заказчика, тот просто найдет других.

Предотвратить «шанхаизацию» Москвы могло бы государственное регулирование, Но пока градостроительная политика полностью соответствует запросам застройщиков.

Тем горожанам, кто не чувствует себя комфортно в условиях переуплотненной застройки, остается только тщательнее продумывать покупку жилья или часто переезжать — в зависимости от «наступления» новых домов. Впрочем, некоторые уже выбрали бегство за пределы мегаполиса…

Комментарии 2
Александр30 июня 2021, 15:38

Для человека естественно жить на «земле» т.е. за городом, как и живут все «нормальные» люди в «нормальных» странах, в Москве же жить стало не возможно!
Если у Вас все хорошо с инсоляцией, то будет сосед по «голове ходить», или Вы будете жить в среде отравляющих газов, да ещё и со станцией метро под окнами, что теперь , пожалуй, уже и не плюс. Я свой выбор сделал, уехал из родного города Москвы в Болгарию, считаю, что не ошибся!

Ответить
Дмитрий30 июня 2021, 22:45

Болгария- это хорошо. Только еще и доход нужен, чтобы там проживать. А где в Болгарии взять московский доход?

Сейчас обсуждают
редакцияeditorial@cian.ru